Курс Валют на 20.10.2017: Доллар 57,57руб.   Евро 67,93руб.   Йена 112,65руб.   CNY 86,85руб.

В Париж к Цветаевой

Под занавес 2016 года, в середине декабря, мне довелось побывать в последней
парижской квартире Марины Цветаевой, где она жила с июля 1934 г. по июль 1938 г.
Это стало возможным благодаря Обществу любителей русской словесности «Глагол»,
созданному в Париже в поддержку русской культуры во Франции. И лично Людмиле
Маршезан – активной участнице общества, его поэтическому голосу, неутомимому
организатору интереснейших встреч. И конечно, благодаря Флорану Дельпорту
(Florent Delporte), нынешнему владельцу квартиры Марины Цветаевой, удивительному
французу с русской душой.
В этом году мы будем отмечать 125-летие со дня рождения Марины Цветаевой. В
русской поэзии ХХ века не звучало более страстного голоса. Она действительно
принадлежит «не времени, а временам. Не стране, а странам».
Благодаря усилиям Флорана Дельпорта на доме, где жила Марина Цветаева, появилась
мемориальная доска. В его планах – создать во Франции ассоциацию поэта. А в этом,
юбилейном, году Флоран готов открыть двери своей квартиры для Дней национального
наследия.
Предлагаем нашим читателям статью Людмилы Маршезан, посвящённую этой
необыкновенной истории.

Тамара Калиберова, редактор газеты «Утро Востока»

 Квартира, изменившая судьбу
«Дорогая Людмила, я жду вас с друзьями у Марины по адресу: 65 rue J.-B. Potin 92170
Vanves. Обнимаю, Флоран». Прочитав эту записку, я растерялась. Ведь Марина
Цветаева проживала по этому адресу в середине 1930-х годов, и с тех пор прошло
почти восемьдесят лет, а Флоран сообщает так, будто она сейчас сидит за письменным
столом и пишет:
Мой письменный верный стол!
Спасибо за то, что шёл
Со мною по всем путям
Меня охранял — как шрам.
Несмотря на трудные, порой нищенские условия жизни семьи, у Цветаевой всегда
была «победа» письменного стола над бытом!
Марина Цветаева была Поэтом во всём и всегда, мыслила и чувствовала
стихами. Её исключительность вызывала эту несовместимость с окружающей жизнью,
с людьми. «Я пережиток тургеневской женщины», – говорила она о себе.
И вот я иду на встречу с Ней, в её квартиру, и кажется, что перехожу в другое
измерение. Мы собрались у дома, на стене которого не так давно появилась
мемориальная доска со стихами Марины Цветаевой на французском.
На пороге дома нас уже ждал Флоран Дельпорт – историк, преподаватель
немецкого языка, музыкант, актёр, одним словом, интеллигентный француз. Он
совершенно случайно купил эту квартиру, как оказалось, отмеченную судьбой, на
окраине Ванва. Сама Цветаева писала об этом доме с умилением: «Мы живём в чудном
200-летнем каменном доме, в чудном месте, на чудной каштановой улице, у меня
чудная большая комната с двумя окнами, и в одном из них с огромным каштаном…
Это моя главная радость…»
Мы ищем глазами цветаевский каштан, но, увы, он уже срублен «цивилизацей», и
только какая-то невидимая птичка настойчиво поёт среди оставшейся зелени.
Этот дом помнит семью Марины Цветаевой: мужа Сергея Эфрона, дочь Алю
(Ариадну), сына Мура (Георгия). Здесь ничего не изменилось с тех пор.
Подтверждение тому – старая фотография, которая есть у Флорана. Известно, что как
раз в те годы кто-то подарил Цветаевой фотоаппарат, и она всерьёз им увлеклась.
Благодаря этому сохранилось много её снимков с друзьями, с детьми, на отдыхе,
дома…
Несколько лет тому назад телефонный звонок резко изменил жизнь Флорана
Дельпорте. Ему позвонила Александра Свинина, русская студентка Сорбонны, и
попросила разрешения снять репортаж о Марине Цветаевой, жившей в этой квартире в
течение четырёх лет… С этой минуты Флоран занялся русским языком, стал учить
стихи Цветаевой, покупать её книги, собирать фотографии, работать в архиве, ездить в
Россию. К слову, в прошлом году один из бывших владельцев квартиры (всего их после
отъезда М. Цветаевой было четверо, Флоран - пятый) подарил письменный стол
Марины в московский музей.
Флоран - высокий, красивый, с открытой улыбкой и открытой душой, всегда рад
принять «у Марины» всех, кто влюблён в её творчество. А когда он садится за пианино
(инструмент стоит в бывшем кабинете М. Цветаевой) и начинает импровизировать на
её стихи, кажется, она сама передала ему это особое отношение к поэтическому слову,
эту энергию чувств, которой он заполнил всё пространство квартиры, дома.
Цветаева могла бы стать прекрасной пианисткой (её мама прикладывала к этому
большие усилия), но это был «ребёнок, обречённый стать поэтом». 
Может быть,
поэтому Марина воспринимала мир музыкально. Звуковое многообразие поэзии
Цветаевой, яркость и необычность метафор, гибкость, лёгкость, и в то же время
богатство слова, отражающее многоголосье жизни и её безнадежное одиночество:
… В большом и радостном Париже
Мне снятся травы, облака,
И дальше смех, и тени ближе,
И боль как прежде глубока.
Флоран продолжает знакомить с квартирой Марины: вот спальня, камин, который
спасал от холода. Планировка осталась прежней. А вот бюро, на русский манер –
кабинет. Везде фотографии Марины, даже на стене в кухне. И много-много книг…
- Марина с детства проваливалась в книжный мир, она жила книгами, и Пушкин
формировал её отношение к поэзии, - продолжает свой рассказ Флоран. - Не случайно в
этой квартире в 1937 году она написала «Моего Пушкина», эссе-воспоминание. Это
портрет души Пушкина и её самой...
Рвались стихи и жизнь рвалась…
Мы рассаживаемся в гостиной, слушаем Флорана и рассматриваем многочисленные
альбомы с фотографиями, вырезками из газет и журналов, выписками из архивных
документов… Кто-то сказал, что настоящая биография Цветаевой ещё не написана.
Быть может, это удастся сделать Флорану... Но Цветаева – безмерна… Её любовь к
миру всегда была с дерзостью вызова. Это поразительная неподражаемость Цветаевой:
«Я не верю стихам, которые льются! Рвутся – да!» Но «рвались» не только стихи,
рвалась сама жизнь. Именно в этой квартире случилось: «Иных времён, иных картин
провижу я начало». 15 марта 1937 года дочь Аля Эфрон получила советский паспорт и,
счастливая, полная энтузиазма, уехала в Москву, навстречу страшным испытаниям – 17
лет лагерей.
Сергей Яковлевич Эфрон, разочарованный в белом движении, любой ценой хотел
вернуться в Россию. Начиная с 1930-х годов он активно включился в работу Союза
возвращения на родину и сотрудничал с иностранным отделом ОГПУ в Париже. Есть
подозрения, что он был замешан в похищении председателя Русского общевоинскогосоюза генерала Миллера, а также причастен к убийству невозвращенца Игнатия Рейса.
Сергей Эфрон в октябре 1937 года спешно бежал через Гавр пароходом в Ленинград. В
квартиру Цветаевой нагрянула с обыском французская полиция. Этот полицейский
протокол, составленный с подробным описанием квартиры, послужил
доказательством, что именно здесь жила семья Марины. Копию этого протокола
Флоран бережно хранит и знает уже наизусть. Цветаева не интересовалась политикой,
она верила своему Серёже всю жизнь. Когда с остатками белой армии Эфрон покинул
Россию, Марина, искавшая его и нашедшая через Эренбурга, писала: «Если Бог сделает
это чудо – оставит вас в живых, я буду ходить за вами, как собака». Вот «как собака»
она и поедет за ним в Москву… А французской полиции в 1937-м она ответила так:
«Его доверие могло быть обмануто, моё к нему остаётся неизменным». И Марина
начала готовиться к отъезду. 
В марте 1938 года она писала друзьям: «…А сейчас
усиленно разбираю свои архивы: переписку за 16 лет… и конца и краю не видно.
Тяжелое это занятие: строка за строкой – жизнь шестнадцати лет, ибо проглядываю всё.
(Жгу тоже пудами)».
Я смотрю на камин и представляю, сколько слов, энергии Цветаевой поглотил его
огонь. Сколько было невысказанной боли – высказать было некому: сын Мур её совсем
не понимал. Она раздаривала свои вещи, книги, мебель, потому что уже летом 1938
года должна была освободить эту квартиру. Лето Цветаева провела с сыном в деревне
на море, а осенью въехала временно в дешёвую гостиницу в Париже. Марина с Муром
уехали из Парижа 12 июня 1939 года. Их никто не провожал…
Тоска по родине! Давно
Разоблачённая морока!
Мне совершенно всё равно –
Где совершенно одинокой
Быть…
Марина Цветаева родилась в эпоху гениев, когда золотые голоса Серебряного века
появлялись на свет с завидным постоянством: Блок – 1880 г., Ахматова – 1889 г.,
Пастернак – 1890 г., Мандельштам – 1891 г., Цветаева – 1892 г., Маяковский – 1893 г.
Они знали друг друга, любили, восхищались, посвящали стихи. Но щедрее всех была
Марина. К Блоку у неё была «поэтическая коленопреклонённость», она называла его
«современным Орфеем», «сплошной совестью», воплощением Духа. Ахматову –
«златоустой Анной всея Руси». Мандельштама любила «с его неизменной магией
каждой строчки». Пастернака определила как «световой ливень». Марина Цветаева
обладала уникальным даром – восхищаться чужими талантами.
Наши споры-разговоры прервал звук гитары. Певица Людмила Полей начала
импровизировать:
Всё повторяю первый стих
И всё переправляю слово:
«Я стол накрыл на шестерых»...
Ты одного забыл - седьмого.
……………………………….
...Никто: не брат, не сын, не муж,
Не друг - и всё же укоряю:
- Ты, стол накрывший на шесть душ,
Меня не посадивший - с краю.
Это последнее стихотворение Цветаевой, написанное 6 марта 1941 года. Оно
посвящалось молодому талантливому поэту Арсению Тарковскому…
Мне вспомнился рассказ одного человека, который видел Марину Ивановну только
один раз в жизни. Это было весной 1941 года. «Я стоял в очереди за зарплатой вГослитиздате и увидел Цветаеву, – рассказывал он. – Это была немолодая женщина, с
седыми волосами, неухоженная, с замкнутым лицом. И в одно мгновение лицо её
преобразилось, стало счастливым, светящимся, ожидающе женственным. Она вся
потянулась к вновь вошедшему – это был Тарковский…»
В эти жуткие дни (дочь и муж уже были арестованы) как необходим ей был кто-то,
кто бы поддержал, понял душу, – никого. Она записала: «У меня нет друзей, а без них –
гибель».
… Голос Флорана вернул в действительность: «Предлагаю читать стихи Марины,
написанные в этой квартире».
За этот ад,
За этот бред,
Пошли мне сад
На старость лет.
Эти строчки родились здесь, в этих стенах, в октябре 1934 года… Её знаменитое
стихотворение «Сад».
Спустя некоторое время хозяин квартиры пригласил всех пить чай. Пользуясь общей
суматохой, я вошла в спальню Цветаевой и, пристроившись у края каминной доски,
стала торопливо записывать строки, пришедшие вдруг:
Мне слышатся неслышные шаги,
Мне кажется – огонь горит в камине….
Но только ветер в листьях шелестит,
А на стене – портрет Марины.
Мне кажется, что вдруг войдёт она,
Пройдёт меж нас и не заметит,
Но только ей знакомая луна,
Задержится печально на портрете.
Мне чудится, что кто-то пишет стих,
Густой и терпкий, словно куст рябины…
Вдруг соловей под окнами затих
И замер пред стихом Марины.
Людмила МАРШЕЗАН,
Париж
Календарь событий.
Май 1922 г. – Марине Цветаевой разрешили уехать с дочерью Ариадной за границу.
Впереди были 17 лет эмиграции, почти в полной нищете: Берлин, Прага, Париж.
Июль 1934 г. – Марина Цветаева с семьёй переезжает на новое место жительства по
адресу: 33 rue J.-B. Potin 92170 Vanves (при них изменился номер дома – стал 65).
1935 г. – встреча Марины Цветаевой с Борисом Пастернаком на Конгрессе писателей.
Обострение отношений в семье: все, кроме Марины, стремятся вернуться в СССР.
Март 1937 г. – отъезд дочери, Ариадны Эфрон, в Советский Союз.
Осень 1937 г. – участие мужа, Сергея Эфрона, агента НКВД, в политическом убийстве.
Допрос Эфрона французской полицией. Его бегство в Советский Союз.
Допрос М. Цветаевой французской полицией.
1938 г. – Марина Цветаева начинает готовиться к отъезду в СССР: разбирает архив,
переписку, рукописи. Большую часть архива передаёт М. Н. Лебедевой (пропал во
время немецкой оккупации Парижа). Оставшуюся часть передаёт профессору Е. Э.
Малеру.
Июнь 1939 г. – Марина Цветаева с сыном уезжают в СССР.Август 1939 г. – арест дочери Ариадны.
Октябрь 1939 г. – арест мужа Сергея Эфрона.
8 августа 1941 г. – Марина Цветаева уезжает из Москвы в эвакуацию в Елабугу.
31 августа 1941 г. – Марины Цветаевой не стало. Самоубийство.
10 октября 1941 г. – расстрелян Сергей Эфрон.
1944 г. – гибель на фронте сына Георгия Эфрона.
1956 г. – возвращение Ариадны Эфрон из лагерей и ссылок.
2000 г. – разрешён доступ к архиву Марины Цветаевой

Яндекс.Погода

Посмотреть все

Издательство Валентин представляет лучшие книги:

Земля Вольной Надежды. Книга 5 Раздольное: исторические события и личности.... Цена: руб.

Земля Вольной Надежды. Книга 4 Переселение корейцев на Дальний Восток Росси... Цена: руб.

Земля вольной надеждыКнига 1. Очерки дореволюционной истории Надеждинск... Цена: 200 руб.

Рисунки Белки Собрание сочинений в 4 т. Том 1./ А.А.Ким; - ... Цена: 300 руб.

Станция надежды. Литературно-художественный альманах № 1 2012. Ст... Цена: 100 руб.

Путь русского офицера. Записки из германского плена  Н.М.Адерсон; сост.Т.Н.Калиберова; предисл.:В... Цена: 200 руб.

Корейцы в Приморье2009: фотоальбом .- Владивосток: Издательство &laq... Цена: 250 руб.

Владивостоку -150Издательство «Валентин», 2010 – ... Цена: 350 руб.