Курс Валют на 15.07.2018: Доллар 62,29руб.   Евро 72,47руб.   Йена 112,75руб.   CNY 93,1руб.

Память о войне

Мне было три года и два с половиной месяца, когда
началась Великая Отечественная война. Мы жили в Ленинграде, на Васильевском
острове, 2 линия, дом 33, квартира 5. Я пробыла в блокадном городе девять месяцев,
первых и самых страшных в жизни Ленинграда и его жителей.

 Перед войной наша семья насчитывала пять человек:
папа Семён МихайловичКатченков (ему было 32 года), мама Нина Дмитриевна (26
лет), бабушка Зинаида ИвановнаНеупокоева (55 лет), прабабушка Мария Филипповна Хабарова
(1860 года рождения) и я, маленькая девочка.



Как только началась война, папу призвали на фронт, в
Ленинграде мы остались вчетвером. К весне 1942 года умерли прабабушка и
бабушка. В нашем домашнем архиве сохранилась телеграмма с пометкой «срочная»,
которую мама отправилав январе 1942 года папе в село Николо-Корма Ярославской
области, где тогда стояла его часть: «Бабушка умерла мама очень плохабоюсь за
Наташу приезжай. Нина».



Папе, прорвавшемуся в блокадный город, удалось нас с
мамой вывезти в марте 1942 года. Но по дороге мама умерла. У неё к тому времени
уже началась гангрена. Она отморозила ноги, когда хоронила свою маму, мою бабушку
Зинаиду Ивановну Неупокоеву.



Воспоминаний о блокадном городе у меня осталось
немного, так как я была очень маленькой. Тем не менеея задумалась, каково же
именно моё представление, вынесенное из того страшного времени.



Так вот, тот период жизни я могу сравнить с
фотопленкой, большая часть которой засвечена, и потому совершенно чёрная, но с
отдельными, чудом получившимися кадрами. Анализируя эти впечатления, я объясняю
их тем, что блокада для меня, маленького ребёнка, была сплошным холодом,
голодом и темнотой – длинные, зимние ночи, заклеенные окна, ледяная квартира,
где, вероятно, я всё время находилась. Это чёрные кадры. Но, подобно вспышкам
молнии, память высвечивает потрясшие меня моменты на фоне чёрного однообразия. Этих
кадров немного. Первый –смерть бабушки. Мы с ней спали на одной кровати. Я
проснулась утром, стала её будить, а она не шевелится и очень холодная. Позвала
маму. Она подошла и сказала, что бабушка умерла.

 Второй
– мама дала мне засохший кусочек белой булки (не знаю, где онаеговзяла).По словам папы, я повторяла в то время только одно слово: «хлеба,
хлеба...» Поэтому белый сухарь, по сравнению с чёрным, почти несъедобным
блокадным хлебом, был чудом.



Интересно, что следующие светлые кадры появились,
когда мы уже ехали на машине по Ладожскому озеру. Такое впечатление, что с моих
глаз в тот момент спала пелена и я смогла все видеть
вокруг: большая тарелка рисовой каши, налёт немецкой авиации, обстрел, уходящая
под воду машина. И всё, что было дальше, в другой жизни.

Автор: Катченкова Наталья

Яндекс.Погода

Посмотреть все

Издательство Валентин представляет лучшие книги:

Земля Вольной Надежды. Книга 4Переселение корейцев на Дальный Восток Росии 1860-... Цена: 200 руб.

Земля Вольной Надежды. Книга 5 Раздольное: исторические события и личности Раздольное: исторические события и личности.... Цена: 200 руб.

Депортация. 1937 Депортация. 1937, &nbs... Цена: 600 руб.

Земля вольной надежды. Книга 1. Очерки дореволюционной истории Надеждинского районаКнига 1. Очерки дореволюционной истории Надеждинск... Цена: 200 руб.

Рисунки Белки Собрание сочинений в 4 т. Том 1./ А.А.Ким; - ... Цена: 300 руб.

Путь русского офицера. Записки из германского плена  Н.М.Адерсон; сост.Т.Н.Калиберова; предисл.:В... Цена: 200 руб.

Православие и корейцы: сборник статейПравославие и корейцы: сборник статей / Ав... Цена: 600 руб.