Курс Валют на 17.10.2017: Доллар 57,09руб.   Евро 67,3руб.   Йена 111,78руб.   CNY 86,6руб.

Не превратиться в пыль истории

Фамилия
Ким в Корее распространена так же, как Иванов в России. Или почти так же.
Статистика распределила их на пьедестале в следующем порядке: Корея – Ким, Ли,
Пак; Россия – Смирнов, Иванов, Кузнецов. То есть Ким – представитель своего
древнего народа, часть которого 150 лет назад переселилась на Дальний Восток.
За прошедшие годы эти люди, с одной стороны, по образу жизни стали типичными
Ивановыми, с другой – сохранили свою самобытность. Или всё же по бОльшей части
растворились в чужом этносе и не было смысла в масштабном переселении народа? Этот
вопрос задаю Владимиру Алексеевичу Киму, кандидату медицинских наук, заведующему
Партизанским межрайонным судебно-медицинским отделением.

 Мой
собеседник прежде всего напоминает слова писателя Анатолия Кима о том, что
«корейцы отстояли свою яркую самобытность, не превратились в пыль истории,
гонимую по свету бурными ветрами времён». А ведь могли и потерять себя, когда
уже с Дальнего Востока тысячи корейцев были отправлены в Казахстан, Узбекистан.
Писатель утверждает: «Этническая устойчивость и цельность корейцев остаётся
неизменной», а его однофамилец Владимир Алексеевич напоминает мне известные
имена: певцы Виктор Цой, Анита Цой, разработчик компьютеров Александр Ким,
историк Георгий Ким, ректор Дальрыбвтуза Георгий Ким, Герои Советского Союза
Евгений Ким, Александр Мин… Сколько достойных имён! Какая уж тут пыль истории.



Получается,
что переселение сыграло свою положительную роль, сохранив в определённом смысле
генофонд древней нации? Владимир Алексеевич соглашается: «Безусловно. Ведь
столетиями Корея теряла лучших представителей своего народа. Сказывались и
японская экспансия, и разделение страны, и экономические проблемы».



Так
как же складывалась жизнь типичного чистокровного корейца в русскоязычной
среде? Да так же, как любого жителя Приморья. Правда, родился он в Караганде,
куда в 1937 году переселили родителей. Но как только корейцам «дали вольную»,
семья тут же отправилась назад – в Приморье. Школу Владимир закончил уже  в пос. Смоляниново, и поступил во
Владивостокский медицинский институт. Потом уезжал в Москву, в аспирантуру, где
под руководством профессора Смольянинова писал диссертацию. Кстати, знакомство
с профессором Ким считает подарком судьбы, ведь этот учёный был не только
великолепным педагогом, автором известных монографий, он входил в состав  экспертной комиссии, участвовавшей в Нюрнбергском
процессе.



Ещё
раз Владимир Алексеевич уезжал из Приморья - в Алма-Ату, по семейным
обстоятельствам. Тот период своей жизни он вспоминает неоднозначно. Если при
первом секретаре республики Кунаеве всё  складывалось хорошо, то после его смерти
начались «брожения», возникла подковёрная борьба казахов с русскими. Конечно,
не среди простого народа, а среди чиновников. В.А. Ким решил вернуться в
Приморье. «Блудного сына» вновь с радостью приняли в бюро судебно-медицинской
экспертизы Владивостока, где он до этого работал. С особой теплотой он
вспоминает о полковнике Грабовском, в своё время главном судебно-медицинском
эксперте ТОФ . Получается, что всё же национальность порой мешала, был
дискомфорт в общении? «Только не на Дальнем Востоке,- говорит Владимир
Алексеевич. -  Живя в Приморье, ни разу
не почувствовал себя чужаком».



И
приводит несколько простых житейских историй. Школу он закончил в 1958-м. Вот
уже 56 лет на Троицу собираются одноклассники в родных стенах или на даче одного
из них, эту традицию старается не нарушать и Владимир Алексеевич. С вузом
история немного другая. Он долго не мог приехать на встречу выпускников,
выбрался только на 50 лет со дня окончания института. Подошёл, растерянно
огляделся, у седого мужчины поинтересовался, кто он. «Ну ты, Володя, даёшь.
Неужели не узнал, пять лет в общежитии вместе прожили». Улыбаясь, подошли
солидные дамы: «Привет, Володя!». Школа, институт – везде ему комфортно, везде
его помнят. «Если бы ко мне когда-то было негативное отношение из-за
национальности, разве я ходил бы на такие встречи, мог радоваться?» - вопросом
отвечает на вопрос.



И
тут же вспоминает отца, который до переселения работал в «Автогужтресте»
водителем. Через много лет, уже вновь живя во Владивостоке, отец позвал сына
сходить туда – вдруг кто-то из старых знакомых остался. «Бородин ещё работает?»
- поинтересовались они в конторе. «Вон в том кабинете». Отец поглубже надвинул
кепку: «Шофёров принимаете?». Бородин даже глаза не поднял, только ручку
отложил, голову руками обхватил: «Лёша! Неужели это ты?». По голосу узнал.
Видели бы вы, как они обнялись! ».



С
одной стороны, они россияне, с другой – кое-какие обычаи всё же сохраняют. По
традиции обязательно пышно отмечают первый год жизни ребёнка, играют свадьбы и
празднуют 60-летний юбилей. А ещё родители в своё время категорически заявили
Владимиру, что его жена должна быть только кореянкой. «А если бы в русскую
влюбились?» - интересуюсь. Задумывается: «Даже не знаю, как бы поступил. Но
полюбил кореянку. Вот уже золотая свадьба была».



Времена
меняются, сам он уже не так строг. Его дочь вышла замуж тоже за корейца, а вот
сын женился на казашке, внук-метис, студент ДВФУ, учит дедОв корейскому языку,
в документах пишет, что он кореец. Другой внук уже женился, причём на русской,
в семье подрастает обожаемый Георгий. Он-то какой национальности? Впрочем,
какая разница, когда люди счастливы.



И
всё же самобытность народа в определённой степени сохраняется. Владимир
Алексеевич - член Корейского культурно-национального центра в Партизанске. При
центре есть Общество старейшин, куда Киму уже предлагали вступить. Отказывается
он по одной причине – не готов ощущать себя старейшиной. Как не готов был получить
инвалидность, которую ему предложили после перенесённого инфаркта. В общем,
молод и здоров мой собеседник, родившийся в 1940 году.



Но
вот ещё один вопрос. Может быть, несмотря на счастливую жизнь, хотел бы он
переехать в Южную Корею, как делают это, например, корейцы Сахалина, которым на
исторической родине сразу квартиры дают? Владимир Алексеевич без раздумий
отвечает: «Что мне там делать? Корейский язык знаю совсем немного, на бытовом
уровне, читать и писать не умею. Здесь же всё своё. «Белое солнце пустыни» могу
десятый раз пересматривать, Русланову, Воронец с удовольствием слушаю. Потому
что всё близко, всё понятно. Там очень красиво и комфортно, но я там чужой.
Поймите, не важно, кто ты по национальности, важно – где вырос».



На самом деле, став русскими корейцами,  и сохранив при этом свою самобытность, эти
люди теперь неотъемлемая часть России, которую просто любят. Как свою родину.

Автор: Ирина Назарова

Яндекс.Погода

Посмотреть все

Издательство Валентин представляет лучшие книги:

Земля Вольной Надежды. Книга 5 Раздольное: исторические события и личности.... Цена: руб.

Земля Вольной Надежды. Книга 4 Переселение корейцев на Дальний Восток Росси... Цена: руб.

Земля вольной надеждыКнига 1. Очерки дореволюционной истории Надеждинск... Цена: 200 руб.

Рисунки Белки Собрание сочинений в 4 т. Том 1./ А.А.Ким; - ... Цена: 300 руб.

Станция надежды. Литературно-художественный альманах № 1 2012. Ст... Цена: 100 руб.

Путь русского офицера. Записки из германского плена  Н.М.Адерсон; сост.Т.Н.Калиберова; предисл.:В... Цена: 200 руб.

Корейцы в Приморье2009: фотоальбом .- Владивосток: Издательство &laq... Цена: 250 руб.

Владивостоку -150Издательство «Валентин», 2010 – ... Цена: 350 руб.