Курс Валют на 16.08.2017: Доллар 59,93руб.   Евро 70,37руб.   Йена 110,41руб.   CNY 89,74руб.

Бегут за днями дни

«Мои
родители до революции были безграмотными рабочими… С восьми лет я начала
учиться в корейской школе… Техникум окончила в 1941-м…» – это строчки
автобиографии Зои Александровны Цой. Её дочь Светлана Сергеевна Пай показывает
несколько старых документов и начинает рассказ о своей семье, который
превращается в своеобразную киноленту, иллюстрирующую жизнь нескольких
поколений.

 

Математик
на извозчике

 


Мой прадед, имя которого, к сожалению, не знаю, – говорит Светлана Сергеевна, –
после окончания Казанского университета в конце XIX в. приехал во Владивосток,
стал преподавателем физики и математики в гимназии. В районе Куперовской Пади
(ныне остановка «Дальпресс») построил дом.

Эта
информация явно не вяжется со строчками биографии матери моей собеседницы. Но,
оказывается, прадед был для этой семьи не родным. Своих детей у него в семье не
было, вот и взяли маленькую Марию Ким родом из Пусана. Правда, как это нередко
бывает, у бездетных супругов вскоре стали рождаться свои дети, а Мария превратилась
в няньку.

Преподаватели
гимназии в те времена получали приличную зарплату, поэтому математик смог построить
 дом, а также он ежедневно ездил на
работу на извозчике. Приёмный отец хотел дать Марии образование, но жена была
против, хотя родных дочерей они выучили. А старшую приёмную поспешили выдать
замуж в 15 лет. Супругом стал рыбак, старше девочки на 18 лет. Из-за
материальных сложностей Марии приходилось работать на спичечной фабрике,
надомницей – вязать чулки, «рыбачкой» – улов из сетей доставать. Здесь
требовалась особая сноровка и скорость: иваси – рыба жирная, на жаре быстро
портилась. Ей вместе с маленькой дочкой удавалось заработать всего несколько
копеек в день, но на эти деньги можно было купить кое-какие продукты. Марии
помогали также младшие, хоть и не родные сёстры. Она их вынянчила, и они её
очень любили.

Мария
отличалась боевым характером, об этом до сих пор помнят её потомки.
Рассказывают, что во время гражданской войны, когда Владивосток был оккупирован
японцами, она как-то дала отпор толкнувшей её японке. Об этом даже в газете
написали – мол, вот какие у нас женщины: никого не боятся. Была Мария также
известной чистюлей – деревянный некрашеный пол в бараке чистила ножом до
белизны, однажды она заняла первое место в смотре лучших домов.

 

Страшный
голод, обрушившийся на Владивосток в середине 1930-х годов, заставил семью
перебраться в Находку, где на рыбокомбинате глава семейства стал работать
засольным мастером. Но настал 1938-й… Корейцев начали массово депортировать в
Казахстан. Почему тружеников рыболовецкого колхоза из Находки отправили в
Астрахань, никто объяснить не может. Тогда при переезде умерла их маленькая
дочка.

 

Окопы
рыли голодными

 


Моя мама (Зоя) совсем маленькой чуть не погибла от тифа в Приморье, –
рассказывает Светлана Сергеевна. – Тогда бабушка Мария разыскала корейского
доктора, который сумел за один сеанс акупунктуры поднять на ноги умирающего
ребёнка и предсказал, что в будущем у неё будет трое детей.

Зое
было 16, когда началось это трагическое «переселение». Она училась во
Владивостоке на рабфаке при корейском педагогическом институте и вынуждена была
выехать в Казахстан, куда отправили институт. Зоя почти не говорила по-русски,
но чудом добилась разрешения переехать в Астрахань к семье. Там, благодаря
помощи директора рыбного техникума Ротанова, выходца из Владивостока, поступила
в техникум и окончила его в 1941-м.

Получив
диплом бухгалтера, она с девчонками и мальчишками разных национальностей рыла
окопы на берегу Волги. Их вывозили в чистое поле, давали в руки лопаты. И
практически не кормили. Раз в день приезжала машина, из которой выбрасывали
буханки хлеба. Вскоре «врагов народа» всё же отправили в Казахстан, подальше от
фронта. В тёплый осенний день, которыми славится Астрахань, Зоя села в поезд в
крепдешиновом платье и туфельках на каблучках, а в Акмолинске вышла из вагона в
сугробы. Многие тогда погибли, но в их семье уцелели все, даже малыш, которого
увезли совершенно больным.

Многое
пережив, Зоя Александровна стала старшим бухгалтером на Балхашском вольфрамовом
руднике. Сколько бы ни проверяли «врага народа» комиссии из Москвы, всё у неё
сходилось до копеечки. Вскоре она вышла замуж за бывшего соседа по дому во
Владивостоке. Он тоже работал на руднике механиком. Кстати, портрет его отца в 1937 г. опубликовала
московская газета «Рыбная индустрия» с подписью: «Шкипер-ударник товарищ Пай
Осун, давший обязательство выловить на кавасаки 2000 центнеров иваси».

 

 

Тульские
пряники

 

После
смерти Сталина они прожили в Казахстане ещё три года. Указ, дающий право
вернуться в родные места, был опубликован лишь в 1956-м. Многие тогда решили
остаться, наладили жизнь, да и возвращаться нужно было за свой счёт – их лишь
вывозили бесплатно. Но семья Пай мечтала о Приморье. Во Владивосток попасть уже
не смогли – город стал закрытым. Поэтому поселились под Сучаном (ныне г.
Партизанск), отец стал работать механиком на Сучанском хлебокомбинате (он
окончил Балхашский горно-металлургический техникум). В Сучане появилась на свет
и моя собеседница Светлана Сергеевна. Всего же у Зои Александровны, как и
предсказывал корейский врач, родилось трое детей. Старший сын Вячеслав поступил
в ДВВИМУ, вскоре должна была окончить школу и Светлана. К этому времени отец
работал главным инженером хлебокомбината. Однажды из Воронежа, где был в
командировке, он привёз чертежи оборудования для производства тульских пряников
и всего два свеженьких образца. Утром дети, ничего не подозревая, с
удовольствием ими полакомились. И получили нагоняй…

Дети
выросли, семья решила перебраться во Владивосток. Здесь Сергей Алексеевич Пай
стал директором старого хлебозавода, ныне знаменитого «Владхлеба».

Светлана
окончила ДВГУ, недавно стала кандидатом исторических наук. С одной стороны, эта
семья полностью ассимилировалась в русской среде, они не говорят по-корейски,
но при этом в них сохраняется национальная общность. Они живо интересуются
историей своего рода, всем, что связано с исторической родиной. В семье рассказывают,
что бабушка жены брата – баба Катя – была подругой и соседкой знаменитой
Валентины Хетагуровой, обратившейся в 1937 г. с призывом к девушкам страны ехать жить
и работать на Дальний Восток. А другая бабушка – Соня – со своим мужем, военным
переводчиком при штабе Советских войск в Северной Корее, жила одно время в
посёлке под Хабаровском, где в то время служил капитаном Советской армии Ким Ир
Сен.

Вроде
бы типичная история корейцев, для которых родиной стало Приморье. Но, с другой
стороны, далеко не каждая семья так бережно хранит память о своих национальных
корнях, при этом прекрасно вписавшись в реалии российской жизни.

Автор: Ирина Назарова

Яндекс.Погода

Посмотреть все

Издательство Валентин представляет лучшие книги:

Земля Вольной Надежды. Книга 5 Раздольное: исторические события и личности.... Цена: руб.

Земля Вольной Надежды. Книга 4 Переселение корейцев на Дальний Восток Росси... Цена: руб.

Земля вольной надеждыКнига 1. Очерки дореволюционной истории Надеждинск... Цена: 200 руб.

Рисунки Белки Собрание сочинений в 4 т. Том 1./ А.А.Ким; - ... Цена: 300 руб.

Станция надежды. Литературно-художественный альманах № 1 2012. Ст... Цена: 100 руб.

Путь русского офицера. Записки из германского плена  Н.М.Адерсон; сост.Т.Н.Калиберова; предисл.:В... Цена: 200 руб.

Корейцы в Приморье2009: фотоальбом .- Владивосток: Издательство &laq... Цена: 250 руб.

Владивостоку -150Издательство «Валентин», 2010 – ... Цена: 350 руб.