Курс Валют на 16.08.2017: Доллар 59,93руб.   Евро 70,37руб.   Йена 110,41руб.   CNY 89,74руб.

Последний исход. Одиссеи без Итаки

Вот как описывал последние дни белого Приморья поэт-эмигрант Михаил
Щербаков в своём очерке «Одиссеи без Итаки»: «…Застывшим островком старой
России в смерче революции оставался крошечный пятачок Приморья с Владивостоком
до самого 26 октября 1922 года, когда японцы начали вывозить из бухты Золотого
Рога свои последние эшелоны, а красная милиция Военкома Уборевича заняла
наконец город, остававшийся в течение пяти лет болезненным бельмом на глазах
Р.С.Ф.С.Р.

… 15 октября. Воскресенье.  Город
 оставался спокойным, и вечерние поезда
возвратились густо наполненные обычной воскресной толпой.  Только морские флигеля, где жили семьи
моряков-офицеров Сибирской флотилии, были освещены до поздней ночи:  там уже знали, что эвакуация неизбежна, знали
о приказе готовиться к посадке на корабли и лихорадочно собирали свой скарб.

... 19 октября. В просторной кают-компании «Маньчжура», освещённой
двумя стеариновыми огарками, мы застали весь штаб флотилии, ставшей теперь
центральным мозгом города.  Общую панику
удалось несколько успокоить. То и дело по вновь заработавшему морскому телефону
в штаб поступали донесения от Морских стрелков и взводов Русско-сербского
отряда, высланных караулами в опасные рабочие кварталы города…»

Из Морского штаба тёк непрерывный людской поток на Адмиральскую
пристань. «Мы не можем пожаловаться, что нас не провожали,  – вспоминал некто С-в в своей статье «К
десятилетию со дня эвакуации из Владивостока». – Провожающими был запружен
берег бухты.  Одни из них желали нам
доброго пути, это те, кто оставался после долгих и мучительных колебаний, –  решившись остаться лишь после того, как
Дитерихс объявил, что он ни чем не обнадёживает тех, кто решил эвакуироваться,
ничего не обещает им. Но много было на берегу тех, кто был рад, что нас «наконец-то
вытряхивают», кто ждёт от приходящих красных великих и богатых милостей.  Пароход уходил, давая прощальные гудки. И
словно посылал нам прощальный привет развевавшийся над Морским штабом русский
национальный флаг, единственный флаг над всем Владивостоком. Про него забыли и
снимут, вероятно, его только красные...»

Контр-адмирал  Г.К. Старк  ушёл с эскадрой из Владивостока на «Байкале»,
которым командовал капитан 2-го ранга Ильвов. Проблемы начались уже в Посьете.
По плану эвакуации казачьи части должны были оставить переполненные корабли и
пешим порядком отправиться в Маньчжурию, но они отказались это сделать.
Командованию пришлось смириться и продолжать путь вместе с ними. Что касается
Камчатки, эвакуация белых частей с полуострова прошла без всякого давления со
стороны противников и каких-либо распоряжений Старка.

Во время морского перехода не обошлось без потерь. Утонул катер
«Ретвизанчик», шедший на буксире парохода «Защитник». Та же участь постигла
катер «Усердный» (бывший «Павел V») . Людей удалось спасти, но Старк сильно
ругал своего родственника старшего лейтенанта Старка. Погиб в море со всем
экипажем и «Лейтенант Дыдымов», никого при этом спасти не смогли.

Генерал М.К. Дитерихс писал 14 ноября 1922 г. в Хунчуне: «Факт
свершился, мы проиграли стадию борьбы 1918-1922 годов в плоскости бывшего
характера борьбы, интернировались на территории чужого государства и стали в
положение обыкновенных беженцев. Это есть… наше современное исходное положение
для … будущего стремления – освободить и возродить Великую Самодержавную
Россию. Эту реальность каждый в организации обязан принять…»

Русские корабли лишь напрасно расходовали топливо, сделав остановку в
порту Гензан  (Корея), не имея
возможности продолжить путь: сухопутные части не хотели сходить с кораблей и
превращаться в беженцев. Японцы предупреждали, что не дадут уголь, и к 21
ноября положение стало критическим: топлива могло не хватить даже до ближайшего
порта. Старк решил разделить флотилию на две части. Одну в составе транспортов
«Охотск», «Эльдорадо», «Защитник», «Монгугай», «Пушкарь» и «Воевода» под
руководством контр-адмирала Безуара оставить на некоторое время в Гензане, пока
не появится ясность в дальнейших планах. С другим же отрядом кораблей
планировал идти в один из филиппинских портов и интернироваться. Как только
корабли вышли из порта Гензан, за ними последовали японские миноносцы. 23
ноября во время захода кораблей в Фузан за углём сход на берег был ограничен. Наличие
бывшего русского консула Скородумова, сумевшего сохранить русский престиж, не
принесло помощи, а уголь оказался плохого качества.

Следующая остановка была в Шанхае. После того как здесь были высажены
кадеты и Дальневосточная казачья группа генерал-лейтенанта Глебова, Сибирская
флотилия решила всё же уйти на Филиппины, тем более что под влиянием агитации
большевиков положение ухудшалось буквально с каждой минутой. 10 января 1923 г. китайцы прекратили
сход русских на берег, было принято решение сниматься с якоря, оставив суда
«Стрелок», «Страж» и «Резвый». К этому времени пришла помощь от бывшего
военного агента в Японии контр-адмирала Дударева – 10 тысяч иен. Этих денег и
запасов угля хватало до одного из манильских портов. Приказом командира Сибирской
флотилии оставшиеся пассажиры были переведены в матросы. Чтобы поднять боевой
дух,  Старк перенёс свой флаг на
«Диомид». Поначалу хорошая погода и мёртвый штиль внушали надежду на
благополучное завершение пути, но беды не заставили себя ждать. Во время шторма
сел на мель, а затем затонул «Аякс», командиром которого был мичман Петренко.
Всего погибло 17 человек, спаслись семеро.

Обычно 900 миль,
отделяющие Шанхай от Филиппин, суда проходили за четыре дня, но кораблям
Сибирской флотилии потребовалось на это от 9 до 20 дней. 26 января 1923 года
они пришли на карантинную станцию Маривелес, это была последняя остановка перед
заходом на Филиппины.

23 мая 1923 г.
стал историческим днём для Сибирской флотилии. В Олонгапо прибыл американский
военный транспорт «Меррит», он  должен
был забрать русских моряков в США. На следующий день Старк приказал одеться
по-парадному для последнего построения. На нём присутствовало 536 человек с
семьями. Контр-адмирал Старк объявил, что остаётся со своим штабом по долгу
службы на берегу, другим же предстоит отправиться в разные страны. Оплатой за
проезд должна была стать  работа во время
пути. При этом строго запрещалось пить крепкие напитки,  личное оружие предписывалось сдать командиру.

Последним документом, свидетельствующим о завершении деятельности Сибирской
флотилии, стал приказ № 352 от 23 марта 1923 г., 
где Старк подводит итоги последних месяцев плаваний. «С горьким чувством
оскорблённого национального самолюбия, призвав на помощь лишь собственную
сплочённость и энергию, мы тронулись… Призываю никогда не забывать в будущем,
что вы русские люди и что ваша помощь будет нужна России везде и всегда, где бы
вы ни находились».

Андреевский флаг Сибирской флотилии, спущенный контр-адмиралом Старком,
был перевезён в Сан-Франциско (США).

Автор: ХИСАМУТДИНОВ Амир

Яндекс.Погода

Посмотреть все

Издательство Валентин представляет лучшие книги:

Земля Вольной Надежды. Книга 5 Раздольное: исторические события и личности.... Цена: руб.

Земля Вольной Надежды. Книга 4 Переселение корейцев на Дальний Восток Росси... Цена: руб.

Земля вольной надеждыКнига 1. Очерки дореволюционной истории Надеждинск... Цена: 200 руб.

Рисунки Белки Собрание сочинений в 4 т. Том 1./ А.А.Ким; - ... Цена: 300 руб.

Станция надежды. Литературно-художественный альманах № 1 2012. Ст... Цена: 100 руб.

Путь русского офицера. Записки из германского плена  Н.М.Адерсон; сост.Т.Н.Калиберова; предисл.:В... Цена: 200 руб.

Корейцы в Приморье2009: фотоальбом .- Владивосток: Издательство &laq... Цена: 250 руб.

Владивостоку -150Издательство «Валентин», 2010 – ... Цена: 350 руб.