Курс Валют на 21.10.2018: Доллар 65,81руб.   Евро 75,32руб.   Йена 112,41руб.   CNY 94,94руб.

Корейский след в Приханковье

Окончание. Начало в газете «Утро Востока»  № 107 (27.04.2018 г.)

Когда мне исполнилось восемь лет, мама стала брать меня на летний стан, куда пригоняли коров на дойку. Пока мы преодолевали пятикилометровый путь, мне многое довелось увидеть и услышать. Там, под сопкой, у озёр, когда-то жили корейцы, а на повороте реки поселились удэгейцы… В фанзе оставалась одна пожилая слепая женщина с собакой-поводырём… 

Эту женщину с собакой я видел много раз, когда она приходила в магазин за продуктами, а вот с корейцами не встречался. Я и мои сверстники не ходили в школу с корейскими ребятами, не гоняли с ними в футбол, не бродили в поисках  винограда и  лимонника… С корейцами я  познакомился, став уже взрослым, когда начиная с середины 1950 годов русские корейцы стали возвращаться в родные места после долгих лет тяжёлых испытаний (в 1937 году все корейцы, проживавшие в Приморье, были  депортированы в Среднюю Азию).

Полезные хозяева на новой земле 

Есть такое понятие – русские, российские корейцы. Они появились в  Приморье после подписания Пекинского договора 14 ноября 1860 года, когда Уссурийский край  юридически стал частью России «на вечные времена и нерушимо». В 1861 году, 27 апреля, император Александр II подписал закон «О правилах для  поселения русских и иностранцев в Амурской и Приморской областях Восточной Сибири». Правила гласили: «В сих областях дозволяется селиться всем вообще желающим, как русским, так и иностранцам, но с соблюдением условий, ниже изложенных». В двенадцати статьях закона разъяснялись дарованные переселенцам льготы, в том числе освобождение от налогов на 20 лет, от рекрутской повинности. Семьи корейцев стали заселяться в Приморье с 1863 года на казённых землях пограничного с Кореей участка, в 15 верстах от военного поста Новгородский (Посьет). Село назвали Тизинхэ. В докладной записке от 26 сентября 1864 года инспектирующий линейные батальоны Восточной Сибири полковник Ольденбург докладывал губернатору П. В. Казакевичу: «При осмотре мною 4-й роты линейного третьего батальона… командующий роты мне доложил, что 14 семейств в числе 65 душ обоего пола перешли из Кореи в январе сего года... Успешно занимаются огородничеством, земледелием и обещают по своему трудолюбию быть вполне полезными хозяевами… Действительно, я нашел 8 фанз, очень чисто  отстроенных, большие, хорошо устроенные  огороды, земли засевают будой (разновидность проса – чумиза), ячменём, гречихой и кукурузой до 15 десятин… Такие результаты труда, проделанные менее чем за год корейцами, принесут огромную пользу для края… При заселении корейцев на наши земли особых расходов не потребуется, так как они имеют довольно значительное число своего  скота, все земледельческие орудия… Для того  чтобы приохотить корейцев сеять рожь, ярицу и  овёс, достаточно будет дать им бесплатно на первый раз семена…»   

    Документальные свидетельства о намерениях корейцев переселиться на русскую землю встречаются в докладах командира поста Владивосток Е. С. Бурачека от 21 октября 1862 года. В них он сообщает, что занимающиеся торговлей во Владивостоке корейцы говорят, что желающих переселиться много, их привлекают льготы, но они боятся, что русские солдаты будут отнимать у них жён. Как оказалось, такие слухи  распространяли  китайские чиновники, опасаясь,  что лишатся мзды - серебра с каждой корейской семьи.

Большинство исследователей причиной переселения корейцев называют тяжёлое экономическое положение корейских крестьян, вызванное неурожаем в северных провинциях Кореи в течение нескольких лет, жестокой эксплуатацией и произволом чиновников.

В течение первых 20 лет корейские крестьяне селились в основном на землях нынешнего Хасанского района. По данным переписи И. П. Назарова, в 1867 году в этом районе проживало 1415 человек, к 1870 году в Южно-Уссурийском крае (земли ниже озера Ханка) насчитывалось 6453 человека корейского населения. Нуждающимся русская администрация выделяла помощь для обустройства  и такое количество земли, какое они были способны обработать, а отсутствие налогов позволяло корейцам полностью пользоваться своим урожаем.

В 1869 году, когда на севере Китая был страшный неурожай, через границу в Приморье переселилось около 7 тысяч корейцев, половина из них находилась в состоянии крайней нищеты. Людям необходимо было  помочь, но ситуация с запасами продовольствия у военных и гражданского населения сложилась чрезвычайная. По такому случаю  военный губернатор И. В. Фуругельм распорядился выделить отчаявшимся людям 4 тысяч пудов ржи и 2 тысячи – муки. В деревне Тизихэ  контр-адмирал Фуругельм попытался уговорить  642 семейства беженцев вернуться в Корею. Собравшимся беженцам он объявил: «Кто не  имеет средств к существованию, должен покинуть российскую территорию, в худшем случае они будут выдворены силой». Корейцы решили: пусть они умрут на русской земле от голода, если им откажут в помощи, но назад им дороги нет: в Корее их ждёт смертная казнь.

Договор о дружбе и сотрудничестве 

Через несколько лет, 25 июня 1884 года, был подписан Русско-Корейский договор о дружбе и сотрудничестве, и дальнейшая миграция корейцев была регламентирована. Корейцы,  перешедшие в Приморье до вступления договора, считались временно пребывающими и должны были приобретать билеты корейских властей, а по окончании срока, указанного в билетах и паспортах, возвращаться на родину.

Достигнутое  российско-корейское соглашение было использовано русскими властями для определения новых условий в отношении корейских иммигрантов. Документ был подготовлен администрацией генерал-губернатора Корфа 21 июля 1891 года. Согласно ему, всех корейцев, находившихся в России, разделили на три категории. Представители первой имели равные права с русскими переселенцами, но в случае военной обстановки все корейцы были бы приведены к присяге на русское подданство, крещены в православную веру, а мужчины были бы обязаны обрезать косу. 

Ко второй категории отнесли корейцев, переселившихся в Россию после заключения договора 1884 года. Для них действовали следующие правила. Каждому выдавались русские годичные билеты на жительство с взиманием налогов. Они привлекались к денежным и натуральным повинностям наравне с корейцами первой категории и освобождались от воинской  службы. 

К третьей  категории отнесли временно проживающих в Южно-Уссурийском крае корейцев, прибывших сюда на заработки. Они не имели права селиться на государственных землях и должны были иметь русские билеты на право проживания. 

В 1893 году генерал-губернатором был назначен С. М. Духовской, приложивший немало стараний, чтобы создать хорошие условия для поселений корейцев в крае. По его инициативе была пересмотрена численность корейцев, относящихся ко всем трём категориям. В результате этой работы в 1895 году к первой категории были отнесены 11 311 человек, ко второй – 2400 человек, к третьей – 3000 человек. 

Преемник С. М. Духовского на посту Приамурского генерал-губернатора Н. И. Гродеков продолжил политику, благоприятствующую корейским переселенцам.

В 1898 году было выработано положение о китайских и корейских подданных в Приморской области. Согласно этому документу, в русское подданство были приняты оставшиеся корейцы из первой категории и корейцы второй категории, прожившие в Уссурийском крае не менее пяти лет. Корейцам третьей категории разрешалось селиться в северных районах края. Трудом корейских крестьян обрабатывались нынешние земли Приханковья, Хасанского, Шкотовского, Надеждинского, Партизанского районов.

Казаки  защищали поселенцев от хунхузов  

В Приханковье корейцы пришли вместе с русскими войсками, они селились в долинах небольших рек и ручьёв, поближе к казачьим или русским крестьянским поселениям. Они создали несколько фанзовых родовых дворов со всем хуторским хозяйством. Чем больше род, тем  крупнее поселение. По родовому признаку корейцы хоронили усопших, каждый род имел своё  кладбище.

В 1863 года на западном берегу озера Ханка был создан военный пост Камень-Рыболов. В нём разместились штаб и две роты 3-го Восточно-Сибирского батальона. В 1868 году из Благовещенска прибыл горный дивизион 2-й батареи.

По причинам внешнеполитического характера на территорию Ханкайского военного округа с берегов реки Уссури переселялись казаки. По данным учёных, в 1879 году в этот округ переселили  2615 казаков. Такую армию нужно было чем-то кормить. Большим подспорьем в этом вопросе стало соседство корейского населения. Благодаря своему трудолюбию корейцы получали хорошие урожаи, а  излишки сдавали в военное интендантство. 

Казаки  уважали корейцев и  оберегали их от набегов  хунхузов – китайских разбойников.  К началу 1870 года близ Камня-Рыболова корейцы основали поселение Ханкайское, где проживали 95 человек. Так постепенно  обживалась самая плодородная в Приморье Приханкайская земля.

По данным первой Всероссийской переписи населения, в 1887 году на всей территории Дальнего Востока проживало 25 868 корейцев, в 1910 году – 51 тысяча человек. По материалам сельскохозяйственной переписи 1923 года – 106 193 человека, на 1 января 1932 года – более 160 тысяч. Многие корейские семьи в Приморье добирались уже по железной дороге через Китай.

Уникальные сведения о корейцах исторического и этнографического характера оставила английская писательница Изабелла Бишоп, посетившая Корею четыре раза и  столько же – Владивосток. В 1898 году она написала книгу «Корея и соседи». «Судя по тому, что я  пока слышала и  видела, всё сельское население в этом районе (Хасанском. – Прим. авт.) – корейцы, и живут они прекрасно… до самой корейской границы. Переселенцы преуспевают, а некоторые даже разбогатели на контрактах по поставкам мяса и зерна для армии». В деревне Янчихэ Изабелла увидела уютную школу, где на уроках бок о бок сидели русские и корейские дети.

«Корейцы блестяще распоряжаются этой  землей, - пишет дальше Изабелла Бишоп, - у них достаточно домашнего скота, чтобы обрабатывать большие площади…  Дома у них добротные: четыре-пять или даже  шесть комнат, и взрослые, и дети хорошо одеты… А во дворах всё говорит о достатке и уверенности в завтрашнем дне: полные  амбары, пони и кобылы с жеребятами, чёрные свиньи  улучшенных пород, рабочий скот и жирные  быки, предназначенные для продажи во Владивостоке, повозки и сельскохозяйственные орудия…»

Интересные сведения об образе жизни и культуре корейцев, переселившихся более полутора веков назад в российские земли, можно почерпнуть из книг Валентина Пака «Первые корейские семьи Южно-Уссурийского края», «Земля вольной надежды».

Николай МИКОВ, краевед, член Русского географического общества. 

На фото: Верховье реки Середнячки. Здесь стояли 32 фанзы и 3 дома казаков из ст. Благодатного.

Местечко Тахеяж. Здесь стояли  9 фанз. На этой крупорушке делался национальный  хлеб корейцев – буда. 

Этот жёрнов найден в казачьем посёлке Екатерининском,  состоящем из 14 дворов и около 30 фанз корейцев.

Яндекс.Погода

Посмотреть все

Издательство Валентин представляет лучшие книги:

Земля Вольной Надежды. Книга 4Переселение корейцев на Дальный Восток Росии 1860-... Цена: 200 руб.

Земля Вольной Надежды. Книга 5 Раздольное: исторические события и личности Раздольное: исторические события и личности.... Цена: 200 руб.

Депортация. 1937 Депортация. 1937, &nbs... Цена: 600 руб.

Земля вольной надежды. Книга 1. Очерки дореволюционной истории Надеждинского районаКнига 1. Очерки дореволюционной истории Надеждинск... Цена: 200 руб.

Рисунки Белки Собрание сочинений в 4 т. Том 1./ А.А.Ким; - ... Цена: 300 руб.

Путь русского офицера. Записки из германского плена  Н.М.Адерсон; сост.Т.Н.Калиберова; предисл.:В... Цена: 200 руб.

Православие и корейцы: сборник статейПравославие и корейцы: сборник статей / Ав... Цена: 600 руб.